12:31 

Фик. Закончен!

marla666
Everything is getting nicely out of control
Просто унесу к себе в днев, пусть лежит еще и здесь:shuffle2: Дописала и до сих пор тащусь, видимо, меня еще и на сиквел попрет:crzfan:
Но этот этап я закончила, ЗАКОНЧИЛА, АААА!

Не так просто, как кажется

Автор: marla666
Бета: Кирова Елена
Фэндом: Симпсоны
Персонажи: Мо Сизлак/Вэйлон Смитерс, мимо пробегают Монти Бернс, Гомер Симпсон, Карл с Ленни, а также некоторые другие.
Рейтинг: NC-17, за несколько довольно детальных постельных сцен
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Психология
Размер: Миди, 58 страниц, чуть больше 30 000 слов
Статус: закончен
Описание:
Вэйлон умеет видеть в людях внутреннюю красоту, а Мо - ценить заботу и внимание. Сможет ли у них что-то получиться с учетом всех сложившихся обстоятельств? Ведь все далеко не так просто...
Благодарности:
Спасибо бете за поглаживания и диалог с сомневающимся автором <3
Примечания автора:
Секс, романс, немного драмы и ХЭ. Есть три штуки арта к первым трем главам, рисую еще)

Глава 1

Несмотря на все повороты судьбы и даже, подчас, лихие подножки в ее исполнении, Вэйлон Смитерс не считал себя неудачником. Любые события, происходящие с ним, первый помощник “великого и ужасного” мистера Бернса воспринимал довольно философски, начиная от увольнений с работы всей жизни и заканчивая самыми нелепыми ситуациями, в которые он попадал все из-за той же работы. Жизнь Вэйлона, его привычки и увлечения большинство назвали бы странными и непонятными, но лично его все устраивало. Ну, практически все.

Необъяснимая, болезненная, странная и неизлечимая зависимость от Монтгомери Бернса была тем, что не давало Вэйлону Смитерсу покоя. Одновременно, эта же зависимость была практически единственным источником радости, вдохновения и смысла его жизни. Смитерсу казалось, что он подсел на какой-то наркотик, который не отпускает, требует еще и еще тебя, и который хочется употреблять во все больших дозах.

Он спокойно относился к унижениям и колкостям, к дурацким, а подчас и аморальным поручениям своего босса, но эта непропорциональность зависимости, упертое нежелание вздорного и своевольного старика видеть в своем ассистенте равного, партнера или даже больше, иногда надолго выбивали из колеи.

Несложно вылить себе в штаны стакан лимонада, зная, что это зачем-то нужно боссу, а, возможно, даже будет оценено им впоследствии. Но эта история с завещанием стала ударом под дых. И дело было совсем не в деньгах, нет - его устроил бы и носовой платок, полученный в наследство от мистера Бернса. Но не упомянуть своего помощника, надежду, опору и правую руку ни в одной строчке? Даже в самой короткой, тогда как дурацкой черепахе Шэлдону отводилась чуть ли не самая важная роль. Да, все произошло именно из-за черепахи: Вэйлон тогда так разозлился, что без тени страха или сомнения ворвался к Бернсу, требуя объяснений. Удивительно, но за это босс не спустил на него собак: он сделал кое-что похуже.

- Меня восхищают только те, кто достиг чего-то сам, - просто пояснил Монтгомери Бернс, поигрывая вином в бокале, и добил контрольными в голову (и сердце). - Вы не заслужили моего уважения, и я никогда не буду воспринимать вас, как равного.

Тогда Вэйлону Смитерсу казалось, что это - самый ужасный день в его жизни. Как никогда ему хотелось отрешиться от дурных мыслей, развеяться, почувствовать себя нужным и, вполне вероятно, провести ночь не одному. Но вместо шумного клуба он попал в бар Мо. Было ли это случайностью? Вряд ли. Деятельный мозг Вэйлона под воздействием навязчиво звучавшего в голове ехидного голоса Чарльза Монтгомери Бернса моментально нашел, чем себя занять: тогда предложить Мо стать бизнес-партнерами и открыть пристойный и демократичный гей-бар казалось отличным решением всех проблем. Да и дела пошли на удивление удачно, даже лучше, чем можно было рассчитывать: бизнес развивался, уважение мистера Бернса было официально получено, клиентура прибывала. К тому же, было чем занять себя после работы. От того, что все развалилось потом буквально за день, Вэйлон совсем не расстроился: он поступил правильно, спровоцировав Мо и заставив раскрыть свою маленькую ложь, которая могла привести к очень большим последствиям. Ему вполне достаточно было в жизни одного Монтгомери Бернса, который на пути к своей цели мог перешагнуть через труп ребенка, подавившегося конфетой. Что касается хмурого бармена, то Смитерсу он и вовсе не казался плохим человеком, так что, фактически, он сделал ставку - и выиграл.

Неожиданным бонусом оказался этот украденный поцелуй. Когда разочарованная толпа уже почти разошлась, Мо резким и неуловимым движением вовлек Вэйлона в нечто, похожее на танцевальное па и быстро, украдкой припал к его губам. Эти несколько секунд Смитерс расширившимися от удивления глазами рассматривал спины уходящих завсегдатаев их с Мо заведения и ощущал в голове легкую, пьянящую пустоту. Никаких мыслей, чистый шок: сказать по правде, он совсем не ожидал подобного от Мо и уж точно не думал, что тот решится попробовать поцеловаться с мужчиной не ради выгоды или престижа.

Уже позже, анализируя ситуацию, Вэйлон сравнил эффект этого мимолетного поцелуя с глотком очень крепкого, двойного эспрессо, но Сизлак тогда выразился на порядок точнее: “Неплохо, словно гольф с фрисби”. На какую-то долю секунды Вэйлон даже пожалел, что Мо - натурал. Кажется, они расстались друзьями или хотя бы приятелями: по крайней мере, так хотелось думать. Вейлон поступил по совести и разбудил эту совесть в другом человеке, это было важно. И правильно. Впрочем, он был почти уверен, что Сизлак больше не захочет с ним даже здороваться.

Все очень быстро вернулось на круги своя и даже стало лучше, чем раньше. Мистер Бернс теперь смотрел на него по-другому: не так, как хотелось раньше, но даже это было лучшим, о чем Вэйлон мог мечтать.

По-хорошему, стоило бы хоть раз наведаться в бар к Мо, но пока на это катастрофически не хватало времени, а все официальные вопросы быстро уладились с помощью юристов. Инцидент был исчерпан, по крайней мере, Смитерсу так казалось - ровно до наступления этого понедельника.

Да, это определенно был понедельник: бесконечное количество дел, которые нужно было разгрести после выходных (включая повышенное количество аварийных ситуаций на АЭС), новые увольнения, список заданий на неделю от мистера Бернса. Вэйлон Смитерс любил начало недели, в отличие от большинства работников станции. Ему нравилась работа, не пугала рутина, и во время любого цейтнота он чувствовал себя значительно лучше, чем в любой, кажущийся бесполезным, выходной.
В этот день домой он пришел далеко за полночь, до последнего разбираясь в прошлогодней фальшивой бухгалтерии, которая срочно понадобилась на завтра, а также несколько раз согревая чай для Бернса (“Шестьдесят пять градусов, Смитерс, ни меньше, ни больше! И побыстрее!”) и делая ему массаж поясницы (“Если завтра перед встречей с проклятыми налоговиками я не смогу разогнуться, это будет ваша вина!”). Словом, день прошел плодотворно. На автоответчике телефона призывно мигала красная лампочка, и Вэйлон, сняв ботинки, поспешил нажать кнопку, чтобы прослушать сообщение.

“Привет, это Мо! - раздался знакомый голос из динамика. - Что-то тебя давно не было видно, вот я и решил позвонить. Здесь все опять по-старому, клиенты разбежались, так что… Может, зайдешь как-нибудь? Ну, пока”.

Смитерс не успел толком осмыслить, что это было, как автоответчик опять щелкнул, переключаясь на следующее сообщение - оно тоже было от Мо Сизлака.

“Вэйлон, послушай, я совсем не то хотел сказать! Я не завлекаю тебя в заведение потому, что мне не хватает клиентов. Просто, уже месяц прошел, а мы даже не поговорили обо всем, что произошло, правда? Хотя я, как правило, так не делаю. Ну, не говорю. Делаю вид, что все в порядке. Я понимаю, что ты, наверное, зол на меня, потому что я и правда повел себя, как засранец, и все испортил. Но было неплохо. Словом, я был бы рад переброситься парой слов, - последовала недолгая пауза, после чего стало слышно, как недалеко что-то громко звякнуло, и раздался пьяный хохот завсегдатаев и выкрики «Эй, Мо, у меня пиво кончилось!». - Э, мне пора”.

Это было уже интересно. Забавно. Даже интригующе. Особенно, когда аппарат клацнул в третий раз и прокрутил очередное сообщение.

“Все, это третья попытка, последняя, - судя по интонации, Мо порядком нервничал. - Я не мастер красноречия, просто пытаюсь сказать, что, может, мы… Эээ? Выпьем как-нибудь? В смысле, ты и я. У нас вроде неплохо получалось быть… Партнерами. Черт, черт, черт! Опять не то. Почему это всегда так сложно? Ах, да. Будет хорошо, если ты как-нибудь зайдешь. Гомер, нет!!! Сколько раз говорить, что это пластмассовые фрукты и не надо их есть! Выплю...”

На этом запись обрывалась, и Вэйлон поймал себя на том, что уже с минуту стоит в ожидании следующей, протянув руку, чтобы развязать бабочку, но так и не сделав задуманного. Он решил, что наведаться к Мо обязательно стоит: хотя бы для того, чтобы объяснить, что все в порядке, что все просто замечательно. Уже выйдя из душа, Смитерс прослушал все три сообщения еще раз и тепло улыбнулся. Что это вообще было? Извинение? Не очень-то похоже на Мо. Предложение… Дружбы? Приглашение на свидание? Нет, уж точно не последнее, иначе нужно прояснить ситуацию и сказать ему... Что? Что Мо не в его вкусе? Да, Сизлак был далеко не красавцем, уж точно не тянул на звание “Человек года” и не мог похвалиться прекрасным характером или общепризнанными позитивными качествами. Но Вэйлона Смитерса редко привлекало что-либо стандартное: ему нравились интересные, неоднозначные люди. Взять хотя бы Чарльза Монтгомери Бернса, который уж точно не был любимцем общественности, но странным образом привлекал, восхищал и завораживал его. Поэтому, что говорить Мо, если с его стороны это действительно было приглашением на свидание, Вэйлон пока не знал и решил подумать об этом завтра.

Завтра, ожидаемо, оказалось некогда, как и в последующие несколько дней. В пятницу Смитерс чувствовал себя, словно выжатый лимон, и выглядел, наверное, не лучше, поскольку даже его несносный шеф обратил на это внимание.

- Вам нужно отдохнуть, Смитерс, - заявил он. - А то вы стали похожи на улыбчивого робота. Если я и правда захочу иметь ассистента-робота, я лучше закажу его себе по почте. Устройте себе нормальные выходные, вы меня поняли? А я проведу их в компании Шэлдона, впрочем, это не ваше дело.
- Хорошо, сэр, - с улыбкой согласился Вэйлон, напоминая себе, что нужно будет обязательно, обязательно сходить куда-нибудь поесть черепахового супа, представляя, что он сварен именно из дурацкого питомца его шефа.
- Напейтесь, или как там еще отдыхают сейчас молодые люди, сходите на свидание, словом, вы меня поняли.
- Постараюсь последовать вашему совету, мистер Бернс.
- Это не совет, это приказ! - повысил голос владелец АЭС и махнул тонкой рукой в сторону двери. - А теперь кыш, идите вон. Впрочем, не выключайте телефон, мне может понадобиться массаж ног или горячий чай. А может, и нет…
- Хороших выходных, сэр, - вежливо попрощался Смитерс, но Бернс уже не смотрел в его сторону.

Пятница - не самый лучший день для того, чтобы спокойно выпить в баре. Как правило, в заведениях города в это время не протолкнуться, уже не говоря о том, чтобы пообщаться, не сорвав голосовые связки в попытке перекричать музыку и пьяные выкрики. Но бар Мо был исключением из многих правил, потому в пятницу (как и в любой другой день) там могло твориться что угодно: от чемпионата по метанию орешков в рот Гомера Симпсона до мафиозных разборок Жирного Тони. Но в этот вечер не происходило ровным счетом ничего выдающегося.

Головой на стойке, мелодично похрапывая, спал Барни, который даже во сне крепко сжимал ручку пивного бокала и, кажется, даже нашептывал ему какие-то нежности. Мо стоял спиной к двери, склонившись над барной стойкой и, судя по легкому позвякиванию, перебирал пивные бокалы. “Треснутый, еще сгодится. А этот надбитый… Пусть тоже постоит, что-то придумаем”, - донеслось бормотание до слуха Смитерса, который замер в дверях, осматривая знакомое помещение. Удивительно, но сказать, что месяц назад здесь все выглядело кардинально по-другому, было невозможно. Даже стены бармен перекрасил обратно в что-то темное и совершенно не поддающееся цветовой идентификации. Старая мебель тоже вернулась на свои места, разве что один красный кожаный диванчик притаился в углу, выглядя довольно нелепо и даже вызывающе на фоне всего остального.

Поняв, что Мо не обращает на него совершенно никакого внимания, Вэйлон подошел к барной стойке и негромко кашлянул.
- Кто бы ты ни был, алкоголик, убирайся! - глухо прозвучал голос бармена из-под стойки, а бокалы угрожающе зазвенели. - Я закрываюсь. Да и пиво кончи… О, привет, Вэйлон!
Мо вынырнул из своего укрытия аккурат перед лицом Смитерса и криво улыбнулся. На нем была обычная “униформа”, включавшая в себя, помимо прочего, потертый галстук-бабочку и старый фартук.
- Вижу, дела у тебя и правда идут не очень, - заметил Смитерс, качая головой. - Если даже пиво кончилось.
- А, поставщики сегодня кинули, - махнул рукой бармен, принимаясь зачем-то лихорадочно драить и без того чистую стойку. - А Барни допил остатки. Потому-то никого и нет.
- Надеюсь, у тебя найдется, что мне налить, - улыбнулся Вэйлон. - У меня была чертовски тяжелая неделя. Э… Две недели, нет, три.
- У меня остался только эстонский ликер, - с этими словами Мо снял с верхней полки какую-то загадочную бутылку. - Он хороший, мне привезли одни знакомые, очень советовали, но мне все как-то недосуг, - с этими словами бармен злобно покосился в сторону Барни, который начал похрапывать ощутимо громче.

Ликер на поверку оказался ужасно сладким и еще более - крепким, но вполне сносным пойлом. Они выпили по рюмке, после чего повисла неловкая пауза.

- Я получил твои сообщения, - внезапно сказал Вэйлон.
- Я там тебе оставлял сообщения, - почти одновременно с ним выпалил Мо и опустил взгляд.
- Все в порядке, Мо, - Смитерс улыбнулся. - Мы весело провели время, я ни на что не в обиде. И да, ты тогда поступил правильно, когда все рассказал.
- О, слава богу, ну, то есть, хорошо, конечно, - бармен потер шею и, на секунду замешкавшись, предложил. - Выпьем еще?
Вэйлон кивнул. Первый хмель уже подействовал, и все вокруг начало казаться немного похожим на кино, самую малость.
- Что ж, давай запоздало поднимем бокал за упокой нашего общего дела, - с наигранной веселостью предложил Мо, поднимая рюмку. - Ой, прости, я кажется, неудачно пошутил.
- Это не самая плохая твоя шутка, - Смитерс засмеялся и махнул рукой, перед тем, как выпить. В этот раз загадочный эстонский ликер показался ему еще более сладким и крепким. - Куда ты подевал всю мебель? - спросил он Мо, когда смог снова нормально дышать.
- Продал, конечно, - пожал плечами Сизлак. - Надо как-то платить по некоторым счетам.
- А диван?
- Диван? - бармен взъерошил волосы и усмехнулся. - Ну, на нем удобно спать.
- Ты тут ночуешь? - удивился Вэйлон.
- На работе бывают всякие непредвиденные ситуации, - пояснил Мо. - А раскладушка в подсобке на ладан дышит.
- Понимаю, - Смитерс вздохнул, вспомнив о своей работе, но углубиться в мрачные мысли по поводу несбывшихся мечтаний и непредвиденных ситуаций ему не дал резкий звук, который издал лежащий на другом конце стойки Барни.
- Ик! - выразительно сказал Габмл, не приходя в себя. - Ик! Ик! Ик!
- Вот блин, - воскликнул бармен, хлопнув себя по лбу, и нахмурился. - Я опоздал. Опоздал!
- Опоздал что? - Смитерс удивленно поднял брови.
- Если Барни начинает икать, то через десять минут он гарантированно заблюет все вокруг, - пояснил Мо, развязывая фартук. - В прошлый раз пришлось вызывать бригаду чистильщиков.
Смитерса передернуло.
- Вейлон, помоги мне от него избавиться! - попросил Мо, наклоняясь к нему через стойку.
- В смысле, избавиться? - глаза Смитерса почти испуганно округлились: на секунду он почему-то отчетливо представил ружье, всегда припрятанное, как он помнил, где-то под рукой у Сизлака.
- Выпроводить Барни из моего бара к чертовой бабушке! - Мо уже стоял рядом и дергал Вэйлона за рукав. - Давай, шевелись, вдвоем мы быстрее справимся.

Смитерс не стал спорить и без лишних разговоров встал, чтобы помочь бармену, который уже взял Гамбла под одну руку. Вэйлону, соответственно, досталось тащить вторую половину пьяного завсегдатая, который весил, наверное, полтонны и беспрестанно икал, а вдобавок и пах соответствующе своему состоянию. Впрочем, вдвоем они и правда управились буквально за пять минут, правда, упрев, как после пробежки, зато умудрившись не разбить очки Вэйлона, почти ни разу не уронить Барни и даже более-менее аккуратно усадить его возле стеночки заведения. Обратно в бар они почти вбежали, словно Гамбл мог внезапно подняться и ринуться в погоню. Мо сразу закрыл дверь на засов.

- Это потому, - пояснил он сразу. - Что Барни потом всегда пытается вползти обратно.
Представив эту картину, Смитерс привалился спиной к дверному косяку и рассмеялся.
- А помнишь, - с улыбкой спросил он, - как мистер Бернс меня уволил, и я приходил к тебе искать работу?
- Ага, - кивнул Сизлак. - Я тебе тогда предложил быть барнивышибалой. Отстойная работа.
- Хорошо, что я не согласился, - Вэйлон попытался оттолкнуться от дверного косяка, но у него почему-то не получилось.
- Ты спасаешь мой бар уже второй раз, между прочим, - оказалось, что Мо стоит неожиданно близко.
- Да, ты мне, пожалуй, должен, - покладисто согласился Смитерс.
- Послушай, я… Я много думал об этих событиях, ну, всем, что произошло, - Мо сглотнул. - И мне бы хотелось... А, к черту все!

Как у Мо получалось быть таким быстрым, удивило Вэйлона в очередной раз, когда тот с силой цунами вдавил его в дверной косяк и попытался поцеловать. От неожиданности Смитерс даже не успел ответить на поцелуй, тогда как Сизлак внезапно отстранился и сразу поднял руки в примиряющем жесте.

- Прости, я подумал, - он отступил на шаг и опустил взгляд в пол. - Мне показалось... Словом, извини, давай сделаем вид, что только что ничего не произошло.
- Постой, - Вэйлон мотнул головой, приходя в себя и осмысливая ситуацию. Он сделал быстрый шаг по направлению к Мо и взял того за запястья отчаянно опущенных рук. - Ты суетишься, а тебе надо расслабиться.

Мо лишь вопросительно посмотрел на него, не понимая, что имеется в виду и чего от него, собственно, хотят. Вместо ответа Смитерс притянул его ближе, одной рукой приобнимая за спину, а другой касаясь шеи, поднимаясь выше и запуская пальцы в завитки слегка влажных от пота волос. Кажется, бармен даже затаил дыхание, когда Вэйлон наклонился и легко коснулся его губ своими, почти невесомо - потом еще раз, и еще, постепенно углубляя поцелуй. В какое-то мгновение все стало удивительно правильно и легко, Мо отпустило явно сковывающее его напряжение: он охотно отвечал на поцелуй, легко улавливая темп, который задавал партнер и пытаясь незаметно перехватить инициативу. Вэйлон даже усмехнулся про себя: удивительно, насколько идеальными были эти поцелуи, и какие невероятные вещи Сизлак может вытворять своим языком - кроме, конечно, изощренных ругательств в адрес своих постоянных клиентов.

Все больше распаляясь и обмениваясь пахнущим эстонским ликером дыханием, они постепенно и незаметно переместились в сторону барной стойки. Вэйлон обратил на это внимание только тогда, когда один из высоких стульев уперся ему в ребро.
- Я просто понял, что еще немного, и у меня подкосятся ноги, и я упаду, - зачем-то объяснил Мо, слегка отстраняясь и, так и не дав шанса дать ответ, снова завладел его ртом.

Голова у Вэйлона слегка кружилась, возбуждение тугим узлом скручивалось внизу живота, а руки Мо уже во всю шарили у него под рубашкой, оглаживая поясницу и вызывая волны удовольствия от тактильного контакта.
“Наверное, у меня слишком давно не было секса, - отстраненно отметил Смитерс, потираясь своим стояком о выпуклость в штанах Мо. - Или это действие странного ликера”.

- Вэйлон, - вернул его в реальность хриплый голос бармена. - Ты здесь?
- К-кажется, да, - выдохнул Смитерс, ошалело моргая и пытаясь понять, что делать дальше.
- Что делать дальше? - словно услышав его мысли, спросил Мо и смущенно улыбнулся, неоднозначно прижимаясь еще теснее. - Я не хочу кончить в штаны, последний раз со мной такое было в подростковом возрасте.
- Ты уверен? - на всякий случай поинтересовался Вэйлон.
- Да, черт побери, я уверен! - почти рыкнул бармен. - Придумывай что-нибудь, пока я не трахнул тебя просто на полу каким-то отвратительно неправильным способом.
- Хорошо, - согласился Смитерс, рывком разворачивая ничего не ожидавшего Мо и прикладывая спиной к барной стойке, - только потом не жалуйся.

Не дав шанса что-либо сказать в ответ, Вэйлон заткнул ему рот поцелуем, параллельно расстегивая застежку на брюках, приспуская белье и освобождая напряженный член. Огромный на ощупь, так и тянуло посмотреть, но разрывать контакт ужасно не хотелось, потому он просто гладил и изучал его с помощью прикосновений. Мо что-то одобрительно промычал в рот Смитерса, кажется, замысловатое ругательство, пытаясь проделать ответный маневр с его штанами. С третьей попытки это удалось, и Вэйлон тихо застонал, слегка отстраняясь и выдыхая. Несколько секунд они смотрели друг на друга, ошалелые и запыхавшиеся, а потом Смитерс мягко накрыл руку Мо, сжимающую его член, своей: обхватить сразу два было довольно сложно, но вместе у них получилось вполне сносно.

Тесное кольцо переплетенных пальцев оказалось достаточно удобным, а еще они с Мо были практически одного роста, так что движения трущихся друг о друга членов удалось синхронизировать почти сразу. Вэйлон задал темп, постепенно ускоряясь и глядя то на Мо, который, сцепив зубы и запрокинув голову, шипел, словно огромная змея, то вниз, на очень возбуждающую картину. Член у бармена действительно довольно большой, крепкий, с сильно выдающейся головкой, которая влажно блестела в полутьме бара. И еще очень, необычайно горячий. Смитерс представил, как берет этот член в рот, глубоко, почти до основания - и его почти сразу сорвало в невероятно яркий оргазм. Кончая, Вэйлон коротко вскрикнул и практически упал на Мо, который с грудным стоном финишировал за ним следом. Привалившись друг к другу и барной стойке, они пытались отдышаться.

- Знаешь, - неожиданно бодро сказал ему прямо на ухо Мо. - Это было…
- Только не сравнивай это с фрисби-гольфом! - Вэйлон почти возмущен. Почти.
- Нет, это намного, намного круче!
- Я очень надеюсь, что у тебя есть салфетки, - Смитерс нехотя предпринял попытку стать на ноги более-менее ровно.
- Осталось немного еще с того времени, как здесь был рассадник геев, - ответил бармен, не глядя выуживая рукой из-за стойки розовую упаковку. - Все равно сейчас по цвету не подходят ни к чему. Да и тут никто не спрашивает о салфетках.
- Ты мог бы попытаться быть немного толерантнее, - в шутку упрекнул его Вэйлон, пытаясь привести себя в порядок.
- Я попытался, у меня не получилось, - буркнул в ответ Мо, старательно вытирая руки и оценивая ущерб, нанесенный брюкам.
Внезапно до Смитерса дошло, что бармен просто смущен, а он и сам не совсем уверен, как нужно себя вести, но глядя на почти перепуганного Мо, совсем потерялся.

- Все было так неожиданно, - начал он осторожно. - Наверное, тебе лучше обдумать и оценить все в одиночестве, так что я… Пойду?
- Эй, стоп! Вэйлон, - Мо схватил его за руку и посмотрел в упор. - Я просто не знаю, как у вас принято, ну, знаешь, кто назначает второе свидание? Вроде никто из нас не девушка.
Смитерс расслаблено рассмеялся в ответ и, прищурив глаза, спросил:
- Так это все же было свидание?
- Похоже на то, - Мо отпустил его руку и смущенно потер шею, его бабочка совсем развязалась и готова была упасть на пол. - Настоящее свидание. Ну вот, я это произнес.
- Да, ты это произнес, - Вэйлон протянул руки и несколькими ловкими движениями пальцев вернул галстуку бармена пристойный вид, - так уже намного лучше.
- Спасибо. Так что там насчет того, кто кого должен пригласить?
- Я думаю, мы с этим как-нибудь разберемся, - Смитерс улыбнулся и спешно направился к двери. - Спокойной ночи, Моррис!

Лязгнул засов, дверь закрылась. В баре стало тихо и как-то очень одиноко, но Сизлаку не хотелось ехать домой в отель. Вместо этого он откопал в закромах подсобки давно забытую кем-то пачку сигарет и, удобно устроившись на красном диване в углу, расслаблено закурил, чего не делал уже очень, очень давно.


'Bowties', fanart to my fanfic by marla666 on DeviantArt

Глава 2

Мо Сизлак был, возможно, не очень хорошим барменом, когда дело касалось смешивания коктейлей, но он был вполне неплох, выполняя основную функцию того, кто стоит за барной стойкой. Он умел слушать и наблюдать.

Запомнить каждого клиента в лицо, а также без проблем восстановить в случае надобности всю его биографию было несложно — народу к нему приходило критически мало, и это были, в основном, постоянные клиенты. Конечно, среди них мелькали особенные личности, типа Гомера Симпсона — неугомонного везунчика и идиота, который, по каким-то странным причинам, все еще был ему другом. Или Барни Гамбла, который задолжал, наверное, уже все почки и печень (при условии, что они были бы кому-то нужны) за пиво, выпитое в долг. Хотя с учетом того, что он употребляет даже клоповье пойло, то вполне может считаться талисманом таверны, которому многое прощается.

Вэйлон Смитерс не был завсегдатаем заведения, но каждое его появление было довольно ярким: он либо молча напивался с таким скорбным видом, что впору было вешаться самому, либо весь вечер сидел с мечтательным лицом и нес какую-то романтическую чушь об отношениях. Мо было не привыкать — куда еще подаются одинокие и разочарованные в жизни, как не в его гадюшник? А еще о Смитерсе ходили разные неоднозначные слухи на станции: а уж баек именно с АЭС Мо переслушал изрядно, спасибо дорогим друзьям.

Вэйлон был хорошим клиентом, хоть и непостоянным — видимо, заходил в таверну, когда выдавались слишком уж плохие дни. Он всегда платил запрошенные в три раза превышенные суммы и щедро оставлял на чай, при этом не напрягая навязчивыми разговорами, и совсем не буянил. А слухи... Мо всегда делил их на десять, но временами, глядя на Смитерса, чуть ли не роняющего слезы в стакан с виски, был готов поверить во многое.

«А я ему говорю: «Мы же в курсе, что ты «чуть светлее синего», - громко заявляет Симпсон, пересказывая очередную былину из истории АЭС. - Ты же знаешь, Мо, - шепотом добавляет он. - Что этот Смитерс и мистер Бернс вместе делают «джага-джага» и «буги-вуги», представь!»

Глядя на Смитерса и его абсолютно убитое горем лицо как-то слабо представляется, что он хоть с кем-то делает «буги-вуги». Хотя Мо не отмечает это специально: просто обычная информация о клиенте, выводы от нечего делать.

Все остается на своих местах ровно до того момента, как Вэйлон наклоняется к нему, чтобы озвучить суть своего предложения по открытию совместного дела. Если бы Мо умел краснеть в таких случаях, то несомненно сделал бы это — от Вэйлона очень приятно пахнет, его дыхание щекочет ухо, и он совершенно невероятным образом чувственно понижает голос, шепотом рассказывая о своей задумке. Предчувствие наживы не дает ему послать Смитерса на все четыре стороны, тем более буквально через дорогу — живой пример прибыльности нетрадиционных отношений и всего, что с ними связано. Когда Мо «вживается в роль» своего в этой тусовке, то неожиданно чувствует себя на своем месте, в коллективе, в толпе, одним из. После откровенных заигрываний Гризли Шона и еще пары клиентов, он не единожды ловит себя на мысли о том, кому из всех этих мужчин он мог бы ответить взаимностью, если бы... Но ни один из них совершенно не подходит для того, чтобы представить себе хотя бы поцелуй.

Идея такого формата бара на самом деле совершенно невероятная, к тому же, напарник из Вэйлона идеальный. Пока Мо морочит головы клиентам и пожинает лавры, тот строит поставщиков, разбирается с бухгалтерией и проворачивает еще какую-то невероятную долю дел, про которые Сизлак даже не догадывается. Чем может не устраивать даже такого придирчивого мизантропа, как мистер Бернс, во всем безупречный помощник, Мо остается только гадать. Он мимоходом отмечает, что на пару Смитерс с шефом совсем не похожи: «Мистер Зло» заявляется как-то раз, чтобы оценить заведение. Похоже, он доволен и даже... Гордится Вэйлоном. Впрочем, Мо не слишком вслушивается в их разговор, он слишком занят очередным клиентом, да и владелец АЭС скоро уходит, так и не дав возможности внимательнее за ним понаблюдать.

Все идет намного лучше, чем представлялось, пока Мо снова не портит все своими руками: возможность получить больше и целая гора беспричинной лжи, и он уже не может остановиться. Только укоряющий взгляд Смитерса действует, как пощечина, но ненадолго. «Когда это он успел стать моей нянькой?» - раздраженно бормочет Мо после очередного разговора о морали (под видом разговора об инвентаризации) и в этот вечер врет клиентам еще больше. Врет, притворятся и смеется, игнорируя укоризненный взгляд.

Сизлак даже не удивлен, когда все так оборачивается, хотя он и не ожидал подобной провокации от спокойного и терпеливого Вэйлона.

- Ты считаешь меня привлекательным? - ехидно щуря глаза за стеклами очков, спрашивает тогда на площади Смитерс.
- Конечно, считаю, - мозг Мо выдает то, что лежало на поверхности. Советоваться с офигевшим хозяином своенравный орган явно не собирается. Сизлаку остается лишь жалко оправдываться и тянуть время, но надолго его не хватает. Взгляд Вэйлона прожигает в нем дыры: удивительно, как этому человеку, который, между прочим, работает на самого аморального и беспринципного горожанина, удалось за такой короткий период времени стать его совестью. Конечно же, Мо во всем сознается. Он выпаливает остаток речи на адреналине, злости и разочаровании, а потом... Потом он вдруг целует Вэйлона.

Что мешало сделать то же самое раньше на две минуты, Мо не понимает, но в этот момент впивается в губы Смитерса с каким-то отчаяньем и злой смелостью. В процессе к Сизлаку приходит запоздалое осознание того, что он давно хотел сделать именно это, и вот он, последний шанс. Иначе когда ему выпадет возможность украсть этот поцелуй? В лучшем случае, Мо светит внимание разве что Гризли Шона, но уж никак не холеного и такого идеального Вэйлона. Все это проносится в голове Мо за считанные секунды короткого поцелуя, а потом он паникует и сбегает, наврав с три короба про «обычное любопытство». Впрочем, сбегает не слишком позорно: довольно успешно передвигаясь на негнущихся ногах он уходит, не оборачиваясь. Сизлак делает это специально, чтобы не видеть, как Смитерс, скорее всего, кривится и вытирает губы: пускай в представлении Мо он просто поправляет бабочку и улыбается, этого вполне достаточно, чтобы окончательно не разочароваться в себе.

Но так кажется лишь тогда. Бесконечную неделю после всех этих бурных событий Мо проводит в мучениях депрессивного самоанализа и сомнений. Все юридические вопросы Смитерс решает через адвоката, но причин быть недовольным нет: внезапно документы на бар оказываются легальными, а к нему не имеется совершенно никаких претензий. Совершенно очевидно, что Вэйлон не хочет видеться с ним лично, и Мо его понимает: он не в первый раз портит все, что только можно было испортить, это даже нормально. Всю неделю Сизлак купается в такой неприкрытой ненависти к себе и миру, что от него шарахаются даже друзья и постоянные клиенты. Бар снова становится таким, как раньше, но вот только так, как раньше, уже не получается.

Потом Мо более-менее успокаивается и пытается позвонить Смитерсу, ожидаемо попадая на автоответчик. Он бросает трубку раз за разом, так ничего и не сказав, пока это не надоедает настолько, что бармен решается на последний вариант. Он спрашивает мнения своих клиентов, снова подтянувшихся на пивные посиделки.

- Послушайте, ребята, - Мо, как всегда, начинает издалека, нарочито небрежно вытирая бокал. - У меня есть одна проблема... Допустим, ваш близкий друг решил пригласить на свидание мужчину. У меня есть такой друг, который собирается это сделать, так что это не я! И вот, как бы вы к такому другу относились, а?
- Не поворачивался бы к нему спиной! - хохочет Ленни.
- Ага, и мыло бы в душе не ронял, - добавляет Карл, хитро глядя на своего друга. Они оба загадочно улыбаются.
- Если собрались пригласить тебя, то Барни будет ревновать, - хохочет неизвестно как затесавшийся сегодня в компанию Виггам. - У вас же пивной роман!
- А? Что? - Гамбл выглядывает из-под стойки буквально на секунду, чтобы опять рухнуть вниз.
Все дружно хохочут и развивают тему возможных отношений Барни и Мо с особым удовольствием.
- Это полный отстой, когда никто из друзей тебя не поддерживает, - доверительно сообщает Гомер, не принимающий участия во всеобщем веселье. Он сегодня на удивление тихий, наверное, поссорился с женой и в настроении пофилософствовать. - Против нашего с Мардж брака была вся ее родня, и вообще все тогда казалось сплошным дерьмом. Но, кажется, мы сейчас счастливы вместе. Так что передай своему другу, что если у него есть шанс выиграть джек-пот, то пусть не тормозит.

Гомер еще что-то говорит, но Мо не замечает — он уже спешит в подсобку, чтобы позвонить и наконец сказать хоть что-нибудь. Сейчас или никогда, быстрее, пока еще нет шанса передумать. В результате он оставляет на автоответчике Вэйлона целых три глупейших сообщения, но терять уже особо нечего, и остается только ждать. Несмотря на малую вероятность того, что Смитерс как-то отреагирует на эти телефонные звонки, Мо все равно на что-то надеется. Он исправно одевает свежую рубашку каждое утро и даже не ленится мыть голову перед приходом на работу. Таверна Мо следующие дни работает допоздна, независимо от того, есть ли там хоть один клиент.

Пятница начинается просто ужасающе: в четверг он никак не может заснуть, утром не в состоянии поднять себя с кровати, из чистых рубашек осталась только одна, а в баре заканчивается пиво, и необходимо срочно ехать туда, звонить поставщикам, ругаться и портить себе настроение еще больше.

Вечер становится интереснее, когда на пороге его почти пустой таверны наконец появляется Вэйлон Смитерс: уставший, но выглядящий достаточно заинтересованно. Заканчивается все еще более неожиданно, чем можно было представить.

***
Мо открыл глаза, возвращаясь в реальность: несколько месяцев жизни пронеслись в его мозгу буквально за секунды, даже недокуренная сигарета не успела истлеть в пепельнице. Хотелось есть, спать, в душ и наконец перестать обо всем этом думать. Хотя события нескольких последних часов было и стыдно, и приятно прокручивать в голове. Надо же, как быстро можно поменять ориентацию при определенных обстоятельствах. Впрочем, это уж точно оказалось не намного экзотичнее, чем встречаться с Майей, женщиной-лилипутом.
Было далеко за полночь: Мо, зевая, закрыл бар и отправился пешком в сторону своего отеля. Идти было не слишком близко, но проветрить голову определенно стоило.

В субботу наконец объявились поставщики и понемногу подтянулись завсегдатаи: времени на самоанализ или сомнения у бармена, к счастью, осталось не особенно много. До самого вечера он занимался рутинной работой и даже с охотой поддерживал разговоры ни о чем с изголодавшимся по дрянному пиву клиентами. А вечером неожиданно позвонил Смитерс, что было удивительно: как правило, Мо не выдерживал и всегда звонил первым и вообще был всегда слишком навязчивым в плане личных отношений. К тому же, именно Вэйлон буквально вчера вылетел из его бара так, словно за ним гнались все собаки мистера Бернса.

- Привет, Мо! - голос Смитерса звучал на удивление спокойно и вполне дружелюбно. - Как дела?
- Лучше не бывает, - бодро заверил Сизлак, у которого моментально вспотели ладони. - Выпивка, клиенты, одна пьяная драка. Дела налаживаются!
- Я о другом, - Мо буквально почувствовал, как Вэйлон смущен, и смутился сам, если, конечно, можно было сделать это еще сильнее. К счастью, его единственные на тот момент клиенты, Ленни и Карл, были заняты громким обсуждением какого-то нового фильма. Смитерс, помолчав, тем временем продолжил. - Если ты не передумал...
- Не передумал, - быстро ответил Мо, пока никто из них и правда этого не сделал.
- Тогда мы можем увидеться завтра часов в двенадцать на входе в центральный парк, - предложил Вэйлон.
- В двенадцать...дня? - зачем-то уточнил Мо.
- Да. Это лучшее время, чтобы покататься на роликах, - объяснил Смитерс. - Народу еще не слишком много, не очень жарко и...
- Подожди, какие, к черту, ролики? - Сизлак почти возмутился. Почти, - я не умею на них кататься, и вообще...
- Я тебя научу, - заверил его Вэйлон и на несколько секунд замялся. - Если, хочешь, конечно. А еще здесь есть прокат. Но если ты против, то мы можем увидеться как-нибудь потом и придумать что-то другое.
- Нет, нет, конечно, я не против! - Мо ошеломленно потер шею, пытаясь вспомнить, когда последний раз становился на ролики. Наверное, еще в школьном возрасте. - Просто это несколько, эм, необычно.
- Это проще, чем тебе кажется, - по голосу было слышно, что Смитерс улыбается. - До встречи!

«До встречи», - пробормотал Мо, уже положив трубку. И зачем он вообще все это начал? Сизлака одолевали самые противоречивые чувства, но отступать было некуда и не особо хотелось.

- Эй, Мо! Хватит трепаться по телефону, налей нам еще! - Ленни призывно помахал пустым бокалом. - C кем ты там любезничаешь?
- С налоговой, - огрызнулся бармен, наполняя бокал. - И вообще, не твоего ума дело. Пей свое пиво, расплачивайся и проваливай.
- Кто-то не в духе, - покачал головой Карл, толкая приятеля в бок и кивая в сторону Мо. - Как думаешь, Лен, эта «налоговая» красивая?
- Уж точно покрасивее тебя, умник! - Сизлак громко засмеялся, пытаясь скрыть неловкость.
- Тю, так я и не претендую, - Карл громко отсербнул пива и вытер рот тыльной стороной ладони. - Я вообще-то уже занят.
- Упаси Господи! - Мо театрально вскинул руки. - Я уж лучше поцелую какую-нибудь из крыс в своем баре.
- Да ты и так регулярно этим занимаешься! - хохотнул Ленни.
- О, нет! Ты раскрыл мой самый главный секрет, придется тебя пристрелить, - бармен, наконец, расслаблено улыбнулся. Казалось, что все идет не так уж и плохо.

Утро воскресенья порадовало необыкновенно прекрасной погодой, и у Мо, что необычно для этого дня, было просто прекрасное настроение. Как правило, он уныло сидел в своем номере отеля до обеда, злобно бормоча проклятия в адрес счастливых парочек и своих семейных друзей, наслаждающихся обществом любимых и родных. Иногда он ходил на воскресную проповедь, впрочем, это тоже не приносило особой радости или просветления.

Но сегодняшний день был особенным: Мо нечасто удавалось выбираться на свидания и уж точно никогда не приходилось быть на свиданиях с мужчинами. Потому он приводил себя в порядок особенно тщательно, потратив на это целое утро. Тем не менее, ко входу в парк Мо пришел на пять минут раньше запланированного времени, почти сразу же принявшись нервничать и мерить шагами площадку перед воротами, недовольно щурясь на яркое солнце: после недели, практически безвылазно проведенной в полутьме бара, свет немного раздражал.

- Привет! - услышал он за спиной голос Смитерса, когда глаза уже практически начали слезиться, а тело просто зудеть от нетерпения. - Прости, я опоздал на пару минут.

Вэйлон был одет в простую светлую футболку и шорты и, конечно, уже ловко скользил по земле на роликах. Несколько раз объехав вокруг Мо, он легко сжал его пальцы в знак приветствия, а затем остановился буквально в нескольких сантиметрах. От этой внезапной близости Сизлак слегка опешил и замер, словно замороженный.

- Что? - моргнул Вэйлон, отпуская его руку. - Мо, все в порядке? Ты вообще готов составить мне компанию? Или боишься?
- Конечно готов, - он наконец “отмер” и принялся воровато оглядываться на предмет наличия любопытных глаз и хороших знакомых, которые могли прогуливаться неподалеку. - Только тебе гарантировано будет за меня стыдно, последний раз я становился на ролики так давно, что уже забыл когда. Но точно помню, что это был неудачный опыт.
- Ты поэтому так подозрительно оглядываешься? - Смитерс не оставил незамеченным его маневр. - Не переживай, мы никому не расскажем, что это свидание. Ну, разве что ты сам захочешь.
- Э-э-э, - протянул в ответ Мо, так и не зная, что на это сказать. - Э-э-э, я просто...
- Ладно, поехали уже, то есть, пошли. Двигай, - Вэйлон улыбнулся краешком губ и нарезал вокруг Сизлака еще пару-тройку кругов. - Тут совсем близко.

Прокат и правда оказался буквально в пятидесяти метрах от входа в парк. Надо же, Мо раньше и не замечал его. Подобрав ролики необходимого размера, они уселись на лавочку неподалеку, и Сизлак принялся заново познавать все радости знакомства с роликовыми коньками - орудием пыток и причиной неловких ситуаций. Вэйлон несколько минут с ухмылкой наблюдал, как он возится с креплениями и застежками, а потом наклонился помочь.

- Знаешь, - доверительно сказал он, затягивая очередной ремешок так, как было необходимо. - Мне было немного неудобно предлагать тебе такой формат встречи. Но... Вообще-то, я не веду себя так, как в прошлый раз, на каждом первом свидании. Я решил, что было бы неплохо для начала, ну, просто провести время вместе, - Вэйлон выпрямился, и по ему внешнему виду было понятно, что он крайне смущен: щеки заливал легкий румянец, а взгляд скользил где-то над левым ухом Мо.
- Ты не поверишь, насколько это нехарактерно для меня, - хрипло ответил Сизлак, у которого внезапно запершило в горле. - И я бы тоже не слишком торопил события с учетом того, насколько это все мне... Необычно.
- Что ж, поехали, к трем здесь будет не протолкнуться от детворы, - Вэйлон встал, протягивая Мо руку. В ответ тот кивнул, не слишком спеша подниматься, и внимательно разглядывая Смитерса. Смущенным тот выглядел крайне... Привлекательно. С приходом этой четко сформулированной мысли Мо захотелось постучаться головой о ближайшее дерево. Наверное, ему было уже недалеко до того, чтобы начать носить розовые стринги или делать что-то еще, настолько же из ряда вон выходящее. Хотя на самом деле это было нормально — пойти на свидание с тем, кто кажется тебе привлекательным. «Не так ли, Мо?» - с издевкой спросил бармена его внутренний голос.

Первые полчаса оказались ожидаемо ужасными, но довольно волнующими: Мо то и дело останавливался, потому что у него разъезжались ноги, сделал с десяток неудачных попыток упасть лицом на асфальт и несколько вполне удачных попыток упасть прямо в руки Смитерсу, который раз за разом его страховал.

- Нужно отталкиваться всеми колесами, а не только передними, - терпеливо повторял Вэйлон, наблюдая за неуклюжими попытками Мо одолеть дистанцию хотя бы в несколько метров. - А вообще, главное - найти свою точку равновесия.
- Не так быстро, я ее уже много лет ищу, - пошутил вполголоса Сизлак, пыхтя и пытаясь сосредоточиться и делать все, как нужно.
- А еще желательно всегда немного наклоняться вперед и сгибать ноги в коленях. Кажется, у тебя начинает получаться. Осторожно, дерево!

На радостях Мо набрал слишком большую скорость и, вылетев на газон, действительно встретился с деревом, заключив его в объятия и таким образом затормозив. Он стоял, почти нежно прижимаясь щекой к коре, закрыв глаза и пытаясь отдышаться.

- Ты в порядке? - Вэйлон стал рядом и обеспокоенно заглядывал ему в лицо.
- В полном, - ответил Мо, открывая один глаз. - Только теперь у меня свидание с этой липой, я влюблен.
- Это дуб, - поправил его Смитерс.
- Еще лучше. С дубом.
- Не ожидал, что ты такой... Любвеобильный.
- Я сам от себя не ожидал. А вообще, я требую перерыв! Ты меня совсем... Заездил...
- Ну, если через полчаса толку не будет, то можем заканчивать, - Смитерс лукаво улыбнулся. - Мне кажется, ты совсем безнадежен.
- Прошло только полчаса, а ты уже записал меня в безнадежные! - возмутился Мо. - Я тебе сейчас покажу, кто здесь безнадежен!

На протяжении следующего часа у него и правда начало получаться довольно сносно: обогнать или хотя бы догнать Вэйлона Мо, конечно, не удалось, но и того, что он удерживал равновесие и потихоньку двигался вперед, почти не падая, было достаточно для новичка. Наконец они, уставшие и разгоряченные, сделали привал на одной из скамеек отдаленной аллеи парка. Мо прилично расцарапал колено, проехавшись им по земле, да и уже изрядно устал, хотя и чувствовал себя превосходно, несмотря ни на что.

- Будешь? - Вэйлон вытянул из рюкзака бутылку воды, протягивая ее Сизлаку.
- Ага, - кивнул тот, вытянув ноги и рассеяно разглядывая разбитое колено.
- Я тебе говорил брать в прокате защиту, - укоризненно заметил Смитерс.
- Ты о чем? - удивился Мо, отпив несколько больших глотков из бутылки. - А, это! Это фигня, царапина. Вообще было здорово, правда.
Вместо ответа Смитерс победно улыбнулся, а потом вдруг замер, испуганно округлив глаза.
- Пчела, - сдавленно прошептал он.
- Что? - не понял Мо.
- У меня по руке. Ползет. Пчела, - стараясь не шевелиться и даже не дышать, тихо объяснил Вэйлон. - А у меня аллергия на их укусы. Я могу умереть: минут через пять или позже. Или раньше.
- Вот же блин! - Мо и сам замер, осторожно скосив глаза на пчелу, которая деловито ползала по запястью Смитерса, как будто была у себя дома.
- А еще я сейчас чихну, - обреченно продолжил Вэйлон. - Прямо сейчас.
- И что мне делать? - Сизлак обреченно прокручивал в голове варианты окончания встречи с трупом на руках и пока не находил ответа, что делать дальше.
- Не знаю, - одними губами прошептал Вэйлон и зажмурился, вероятно, пытаясь сдержать позыв чихнуть.
- Попробуй задержать дыха...

«Нет, он все же сделал это, сделал это — он чихнул, чертов придурок!» - завопил внутренний Мо, в то время как внешний почти невозмутимо наблюдал, как пчела неспешно взлетает, делая почетный круг над их головами. На руке Смитерса тем временем расползалось красное пятно, а сам он за секунды стал бледнее мела.

- Могу теперь подсказать тебе, что делать, - просипел Вэйлон. - Вези меня в больницу. И чем быстрее, тем лучше.

За время работы Мо насмотрелся на совершенно разные и порой невообразимые изменения внешности людей под действием разных веществ — одни опухали от алкоголя за несколько часов, за те же несколько часов и возвращаясь в норму, другие деформировали себя годами, надолго превращая свое лицо в пропитую задницу. Но то, как человек раздувается за считанные секунды из-за укуса маленького насекомого, приходилось наблюдать впервые. Это было, пожалуй, самым красноречивым доказательством, что медлить не стоит. Особых вариантов, как передвигаться, у Сизлака не было: он быстро представил себе дурацкие тугие ремешки роликов и процесс переобувания, во время которого, по какой-нибудь британской статистике, однозначно умирает десять аллергиков. Не теряя времени, он рывком подхватил Смитерса под руки и покатил к выходу из парка.

Удивительно, как быстро можно было найти свою точку равновесия, если иметь достаточную мотивацию! В тесном симбиозе они неслись почти со скоростью ветра и даже умудрились упасть всего пару раз. Мо взял на себя смелость выступать в роли подушки безопасности, в первый раз героически принеся в жертву асфальту колено, а во второй — локоть и бедро. Мимо пункта проката они прокатились почти весело, но руки Вэйлона уже давно болтались, как плети, и только поэтому Мо сдержался от того, чтобы саркастически помахать работникам проката рукой. Мол, смотрите, как нам весело!

На выезде из парка они чуть опять не упали, а точнее, приземлились на капот чьей-то, въезжающей на парковку, машины. В этот раз Вэйлон принял удар на себя, издав сдавленный хрип.

«Хорошо, значит, еще жив», - отметил для себя Мо и попытался добродушно улыбнуться счастливчику-водителю. Им оказался Нед Фландерс, который с опаской косился на их странную парочку из-за стекол очков, нервно моргал и неизменно вежливо улыбался. Не медля ни секунды, Мо затолкал себя и Смитерса на заднее сиденье, потеснив обоих детей Неда, и оторопело замолчал, совершенно не зная, что сказать дальше.

- Чем могу быть полезен, ребятушки? - вежливо поинтересовался Фландерс, забавно шевеля усами.
- Нам нужно в больницу и побыстрее, тут Смитерс умирает, - Сизлак нервно заерзал на сидении и уточнил. - Его пчела укусила.
- Что ж, после воскресной службы мы как раз готовы помочь ближнему в беде, - заверил их Нед, медленно и осторожно выруливая с парковки на дорогу. - Правда, мальчики?
- Ура! - в знак согласия завопили Род и Тодд (кто из них кто, Мо постоянно путал).
- Папа, а если дядя в нашей машине умрет, он попадет к маме на небо? - спросил один из них.
- С дядей все будет в порядке, - заверил его Нед, с извиняющейся улыбкой косясь на неожиданных пассажиров.
- Хотелось бы верить, - пробормотал Мо, покрепче обхватывая почти бесчувственного Вэйлона. Его сердце аккурат под правой ладонью билось ненормально быстро.
- А можно побыстрее? - нетерпеливо спросил Сизлак. - Пока со мной тоже не случилось чего-то плохого.
- В моем автомобильчике отсутствуют подушки безопасности, - засмеялся Фландерс. - Так что мне приходится ездить аккуратненько! И, кстати, мы уже почти приехали.
Больница и правда показалась впереди, так что, казалось, они успели. Только теперь возникла еще одна проблема...

- Фландерс, - спросил Мо, делая отчаянные попытки выбраться из машины и понимая, что вдвоем со Смитерсом да еще и на роликах ему это не под силу. - Может, ты подашь руку страждущим еще один раз? Теперь в буквальном смысле слова. Мы не можем выбраться из твоего «автомобильчика».

В холл больницы они буквально влетели, ожидаемо не удерживая равновесие и падая на пол. К счастью, к ним уже бежали врачи. Большинство из них — чтобы просто поближе рассмотреть двух чудиков на роликах, распластавшихся в невероятных позах посреди госпиталя.

***
Через час Мо сидел в кабинете доктора Хибберта и вел, кажется, самый дурацкий разговор в мире.
- Расскажите, мистер Сизлак, что же произошло в парке? - Джулиус хихикнул, что в контексте разговора особенно раздражало. - Мне для общей клинической картины мистера Смитерса.
- Его укусила пчела, - раздраженно повторил Мо. - Такая, знаете, с крыльями, жалом и полосатым брюхом.
- Когда вы катались на роликах? - Хибберт сделал вид, что записывает что-то в больничный бланк.
- Когда мы катались на роликах, - подтвердил Сизлак, сразу же зачем-то поспешив исправиться. - Отдельно катались на роликах. Я катался сам, а Вэйлон, то есть, мистер Смитерс - сам. Его укусила пчела, обычная пчела, а я не дал ему умереть.
- Большая? - Джулиус захихикал громче и, казалось, даже сделал это специально.
- Кто большая? - левая рука Мо была перетянута эластичным бинтом в районе локтя и запястья, потому врезать надоедливому и явно чрез меры любопытному врачу было неудобно. - Хибберт, вы издеваетесь? Можете мне прямо сказать, спас я человека или нет?
- Сначала я бы советовал вам изучить вот это, - серьезно проговорил доктор и протянул Мо брошюру с названием «Человек умер от асфиксии из-за меня. Как с этим жить?». Сердце Сизлака вдруг застучало где-то в районе горла, мешая говорить. Хибберт, между тем, невозмутимо продолжил. - Если в следующий раз не успеете спасти аллергика, это вам пригодится. В этот раз повезло, мы успели откачать мистера Смитерса. Ха-ха-ха, видели бы сейчас свое лицо!

Мо мгновенно соскочил с кушетки в порыве вцепиться доктору в горло, но, совершенно забыв о все еще не снятых роликах, не удержал равновесие и приземлился прямо на пятую точку.
- Нужно быть осторожнее, - покачал головой Хибберт, наклоняясь к Сизлаку и заговаривая уже менее официально. - А если серьезно, Мо, ты выглядишь, словно по тебе проехались газонокосилка, шлифовальная машина, а потом еще и гольф-кар в придачу. Пойди поспи.
- Честно говоря, чувствую я себя приблизительно так же, - Сизлак вздохнул и устало потер шею. - А теперь, может, поможешь мне встать, или тебе других пациентов принимать не нужно?

Уже в коридоре Мо неспешно переобулся, пытаясь унять дрожь в пальцах — от усталости и физического перенапряжения его в буквальном смысле трясло, словно эпилептика. Ролики, которые, кстати, стоило вернуть в прокат еще сегодня, казались вылитыми из свинца. Оглянувшись, не слоняется ли где-то рядом Хибберт, Мо, с трудом передвигая ноги, дошел до медсестры за стойкой и, будто невзначай, поинтересовался:

- Могу я узнать о состоянии одного из ваших пациентов?
- Только если вы родственник или супруг, - вежливо ответила молодая и ужасно некрасивая девушка, оторвав взгляд от каких-то бланков и бросив на него заинтересованный взгляд.
- Да он мне денег должен, - сообщнически прошептал Мо и подмигнул.
- Много? - девушка продолжала смотреть на Сизлака в упор и зачем-то уточнила. - Много должен?
- Очень много, - Мо вздохнул, хотя ему хотелось хихикать, словно доктор Хибберт.
- Ладно, говорите имя, - медсестра махнула рукой и немного игриво пошутила. - С вас процент, если что.
- Вэйлон Смитерс, - Сизлак наклонился ближе, чтобы его не расслышали проходящие мимо сотрудники и пациенты. Медсестра принялась перебирать стопку дел, лежащую на столе.
- Он в стабильном состоянии, вам повезло. Но визиты разрешены только с завтрашнего дня, - девушка наконец нашла нужную историю болезни и, получив из нее необходимую информацию, опять посмотрела на Мо. - Что-то еще?
- Тогда я бы хотел передать ему записку. Но у меня нет бумаги и ручки. Кстати, вот первый взнос от вашего процента, - заметив крайне недовольный взгляд медсестры, Мо вытащил из кармана помятую купюру и протянул ей. Кажется, его начинало тошнить от собственной вежливости. - Купите себе шоколадку, или что вы там любите...

Девушка, подумав несколько секунд и приняв взятку, наконец, сменила гнев на милость, выдав ему тетрадный лист и ручку, и уткнулась обратно в документы. Написать задуманное не составило много времени, и буквально через несколько минут Мо протянул медсестре бумагу, исписанную несколькими неровными строчками.

- Что это? Очень поэтично, - девушка ожидаемо впилась глазами в строки, предназначенные не ей.
- Это шифровка, - улыбаться у Мо уже не было сил. - Только передайте лично в руки, ладно?
- Ладно, передам, - буркнула внезапно помрачневшая медсестра. - Вы мне работать мешаете. До свидания.

Сизлак пожал плечами и устало двинулся по коридору в направлении выхода. День выдался ужасно долгим, и ему точно нужно было отдохнуть. Хотя бы в компании клиентов бара.


Moe and Waylon on roller skate by marla666 on DeviantArt

Остальное в комментах.

@темы: беспощадный слэш, вэйлон смитерс, гей-мафия в действии, мо сизлак, нц-17, симпсоны, странные пейринги, творческий отстой и прочие неприятности, ура, в жопе дыра, фанфики, я болен и не лечусь

URL
Комментарии
2015-11-03 в 12:32 

marla666
Everything is getting nicely out of control
Глава 3

читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:32 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:33 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:34 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:34 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:35 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:37 

marla666
Everything is getting nicely out of control
Глава 4

читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:37 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:38 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:38 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:39 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:39 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:41 

marla666
Everything is getting nicely out of control
Глава 5

читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:41 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:42 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:42 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:43 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-03 в 12:44 

marla666
Everything is getting nicely out of control
читать дальше

URL
2015-11-06 в 12:20 

marla666
Everything is getting nicely out of control
*Zoi*, :lol::lol::lol:
дааа))

URL
2015-11-06 в 12:23 

marla666
Everything is getting nicely out of control
*Zoi*, я автор, которого пока и так упарывает))

URL
2018-01-07 в 06:39 

Вечный экспериментатор
Вся тяжесть лишь в оболочке, а не в душе. Душа ничего не весит. (с)
Ура! Мне додадено счастья теперь!)))
Такое тепло и такая нежность к персонажам в описании их чувств, общения и поступков, что читала с несходящей с лица радостной улыбкой! Я так это люблю!))) :shuffle2:
А еще непередаваемо феерично, так описания жестов и мимики Мо и Вэйлона безошибочно вызывают образы их первоначальных персонажей из мультфильма! Вообще никакого диссонанса, как будто особую супер серию посмотрела!
Автор, я вас люблю! :heart:

2018-01-07 в 15:19 

marla666
Everything is getting nicely out of control
Вечный экспериментатор, я очень рада, что спустя какое-то время фанфик все же додает. потому что писала я его в полной тишине и как дурак прыгала до потолка от одного несчастного лайка за месяц на фикбуке:lol: знала, я знала, что все не зря, и все же люди, которым это сделает приятно, прочитают. может быть потом.

спасибо большое за отзыв, эта история писалась после ооочень болшого перерыва в фанфикерстве, я вижу сейчас там кучу ляпов, но в принципе все равно нежно люблю. потому что я тогда пылала нежной любовью к персонажам, впрочем, я и сейчас их люблю, хоть и горит потише уже:shy: вхарактерность - это большущий комплимент, спасибо за него. рада очень, что наше видение персонажей совпало и вам все зашло:squeeze:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

map of my head

главная